Россия может ответить на санкции США легализацией параллельного импорта

« Назад

Россия может ответить на санкции США легализацией параллельного импорта 23.04.2018 16:10

Российские законодатели обсуждают в качестве ответа на санкции США легализацию параллельного импорта. Это может оказаться эффективной мерой, считают юристы.

Вопрос о легализации параллельного импорта обсуждался в пятницу на совещании в Госдуме, сказал ТАСС глава РСПП Александр Шохин. Президент «Деловой России» Алексей Репик подтвердил ТАСС проработку этого вопроса.

Снятие ограничений на параллельный импорт товаров в РФ может расширить ассортимент доступных россиянам товаров и снизить цены, полагают эксперты. «Если Россия разрешит параллельный импорт любой продукции, местные ритейлеры смогут самостоятельно искать более выгодные предложения от поставщиков по всему миру и цены для потребителя должны снизиться», - говорит генеральный директор «Миттельштанд Консалтинг» Сергей Мелкумов.

США 6 апреля ввели против РФ новые санкции, обрушив фондовый и валютный рынки. Россия пообещала жесткий ответ и подготовила свой законопроект. Он, в частности, подразумевает ограничение импорта в РФ сельскохозяйственной продукции, сырья, продовольствия, алкоголя, табака и лекарств, а также запрет компаниям с долей иностранного капитала свыше 25% участвовать в приватизации и оказывать госструктурам консалтинговые и аудиторские услуги.

Особый пункт

В числе ответных мер российского законопроекта - «исчерпание исключительного права на товарные знаки в отношении товаров по перечню, определяемому правительством Российской Федерации, правообладателями которых являются граждане Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств». По сути эта формулировка означает разрешение параллельного импорта товаров из США, но - с некоторыми оговорками, говорят аналитики.

Суть предполагаемых ограничений

Обычно под параллельным импортом понимается ввоз товаров на территорию страны без надлежащего согласования с правообладателем товарного знака. То есть импортер не является официальным поставщиком, дистрибьютором, но при этом сам товар является не поддельным, а оригинальным, просто не согласованным к продаже на территории конкретной страны.

По мнению управляющего партнера адвокатского бюро «Филипков и партнеры» Вадима Филипкова, исчерпание исключительного права на товарные знаки, согласно рассматриваемому законопроекту, может означать официальное разрешение параллельного импорта на те товары, которые будут определены правительством РФ в соответствующем перечне.

Из положений Гражданского кодекса РФ следует, что никто не может использовать охраняемый в РФ товарный знак без разрешения правообладателя.

«Единственным исключением из указанного правила является принцип исчерпания исключительного права, который означает, что правообладатель не может препятствовать использованию знака применительно к тем же товарам, которые были введены в гражданский оборот им самим либо с его согласия, т.е. он не может осуществлять свое право дважды в отношении одних и тех же товаров, поставляемых на российский рынок», - поясняет юрист АБ «Деловой фарватер» Кристина Майорова.

Однако в законопроекте об ответных санкциях приводится «загадочная и не очень понятная» формулировка, говорит директор Института права и развития «ВШЭ - Сколково» Алексей Иванов. «Если хотели легализовать параллельный импорт, то, наверное, это неудачная формулировка просто. Нужно было написать соответствующие изменения в ГК РФ в контексте исчерпания исключительного права», - поясняет эксперт.

По его словам, суть такой формулировки заключается в изолированном разрешении параллельного импорта только применительно к определенному перечню товарных знаков, которые принадлежат американским компаниям. А это юридически не охватывает географический фактор, к которому традиционно привязано использование термина «исчерпание исключительного права».

«Если бы мне была поставлена задача - напишите так, чтобы параллельный импорт американских товаров был разрешен, то я бы написал: исчерпание исключительного права на такие-то товары происходит независимо от ввода товара в оборот на территории Российской Федерации при введении товара в оборот на территории любой страны мира. А в нынешней формулировке географический момент - он упущен», - сказал он.

Принцип исчерпания исключительного права

C 2002 года в России действует национальный принцип исчерпания прав. Это означает, что ввезти товар можно только с разрешения правообладателя торговой марки. В 2012 году ФАС выступила с инициативой о переходе на международный принцип исчерпания прав на объекты интеллектуальной собственности, что разрешило бы параллельный импорт. Хотя вопрос не раз становился предметом обсуждения на площадках различного уровня, он до сих пор не решен.

По данным ФТС, с учетом того, что принцип исчерпания права на товарный знак регламентирован правом Евразийского экономического союза (ЕАЭС), вопрос о его изменении поднимался на площадке ЕЭК. В 2014 году Евразийская экономическая комиссия организовала юридическую проработку вопроса выбора исчерпания и предложила сохранить региональный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак с возможностью установления исключений в отношении отдельных видов товаров и применения в отношении них международного принципа исчерпания исключительного права.

«Предполагается, что подобные исключения будут применяться с учетом интересов всех стран Союза в ситуациях, если тот или иной вид товара недоступен на внутренним рынке Союза, либо его недостаточно, либо цены завышены, а также в иных случаях исходя из социально-экономических интересов государств-членов ЕАЭС», - сказал ТАСС источник, знакомый с решением. Однако по его словам, на данном этапе можно говорить о фиксации согласованной позиции государств-членов ЕАЭС в отношении того, как наиболее рациональнее найти решение проблемы параллельного импорта. «Дальнейший вопрос - как скоро внутри стран ЕАЭС пройдет согласование порядка введения исключений в отношении регионального принципа исчерпания прав», - добавил источник.

Плюсы и минусы

Текущее предложение по разрешению параллельного импорта определенных американских товаров имеет практический минус, считает директор Института права и развития «ВШЭ - Сколково» Иванов. Определить, кому принадлежит товарный знак, будет, по его мнению, очень сложно. «Таких компаний очень много, а еще есть какие-то маленькие бренды, которые вообще непонятно, кому принадлежат. И где я найду эту информацию? Она, может, где-то и есть, но это сколько усилий нужно потратить. И потом есть риск, что импортер осуществит ввоз в Россию товаров не того правообладателя - не американского или не в достаточной степени американского - и импортера остановят на таможне, и он попадет под жесткие санкции для параллельных импортеров. Они подразумевают вплоть до конфискации, административных штрафов. Я не знаю, как это будет работать с точки зрения чисто практической», - говорит Иванов.

Частичное разрешение на параллельный импорт - например, только из одной страны или региона - будет достаточно сложно администрировать, и скорее всего, это создаст дополнительные барьеры для участников внешнеэкономической деятельности, считает директор «Миттельштанд Консалтинг» Мелкумов. «Определять статус интеллектуальной собственности на границе может оказаться долго, а организовать предварительное подтверждение - дорого для импортера. Есть здесь и риск роста коррупционной составляющей», - сказал он.

В пятницу глава РСПП Шохин отметил по итогам обсуждения «антисанкционного закона» в Госдуме РФ заявил, что бизнес не настроен на формирование нового «железного занавеса».

«Для нас, для бизнеса очень важно соблюсти баланс. Баланс между защитой национальных экономических интересов, геополитических интересов России и интересов развития экономики. Многие иностранные компании активно работают в России, инвестируют в российскую экономику, предоставляют товары и услуги, в которых российская экономика нуждается, и мы, безусловно, не намерены способствовать, в том числе через этот закон, некой изоляции России, выстраиванию нового «железного занавеса», - сказал он журналистам.

Варианты ответных санкций

Более ощутимыми для американской стороны были бы другие санкции, считает Иванов. Россия могла бы ввести ограничения, которые сильно затронут интересы американских компаний, но при этом будут оформлены в рамках международных договоров, в рамках допустимого национального регулирования.

«Причем эти меры могут не просто навредить США, они будут еще и оказывать существенную помощь российским компаниям выйти на новый уровень. Было бы хорошо, чтобы наш законодатель о таких мерах думал», - сказал он.

По мнению Иванова, прежде всего необходимо легализовать параллельный импорт, или, другими словами, перейти на международный принцип исчерпания с текущего национального принципа. «Это очень важно не только для потребителей, которые получат доступ к товарам более высоко качества, товарам в более широком ассортименте и по более низким ценам по многим позициям, лекарствам. Мы в 2-3 раза переплачиваем за медицинские препараты, лекарства и так далее. И эта вещь в свое время была пролоббирована американскими компаниями здесь в России», - утверждает Иванов.

Он предлагает также отказаться от уголовной и административной ответственности в России за нарушение прав интеллектуальной собственности, принадлежащей американским компаниям. «Оставил бы им гражданско-правовую ответственность, а вся штрафная ответственность - ее убрал бы. Сказал бы: а почему российские государство должно с вами возиться? Ведь это же гражданско-правовые отношений, поэтому решайте их сами. Это бы соответствовало TRIPS (Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности - прим. ред.), то есть соглашению в рамках ВТО, это соответствовало бы всем конвенциям», - считает Иванов.

Отказ от этой ответственности сильно ударит по интересам американских компаний и освободит значительную часть времени и ресурсов российской таможни и правоохранительных органов, уверен он.

Более того, TRIPS и другие конвенции предусматривают большое количество изъятий, которые могут использовать национальные законодатели, добавляет эксперт. «Например, большинство конвенций допускает использование чужой интеллектуальной собственности без согласия правообладателя в случае необходимости развития национального здравоохранения, образования или для развития конкуренции», - говорит он.

ЮАР во время эпидемии ВИЧ в 1990-е годы воспользовалась правом выпуска так называемых принудительных лицензий, которые предусмотрены соглашением TRIPS. Такие лицензии позволяют использовать чужой объект интеллектуальных прав без согласия правообладателя с выплатой разумной компенсации, но эти компенсации значительно ниже рынка, вспоминает Иванов. «Вы полностью воспроизводите современнейшие препараты, но платите за них разумную цену. Индия на таких историях построила фармпромышленность фактически, а ЮАР решила проблему эпидемии. Россия - одна из немногих стран, которая платит полную стоимость», - говорит директор Института права и развития «ВШЭ - Сколково».

 

finanz.ru


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий:



*Подтвердите, что Вы не робот:
Loading ...

Новости
ФТC информирует участников внешнеэкономической деятельности и всех заинтересованных лиц, об изменении с 4 сентября 2018 года правил ввоза на таможенную территорию Евразийского экономического союза (ЕАЭС) авто- и мототранспортных средств и прицепов к ним.
Для обеспечения единства обязательных требований к безопасности, эффективности и качеству лекарственных средств и медицинских изделий в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) рабочими группами, сформированными при Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), согласованы подходы по отдельным вопросам обращения лекарственных средств и медицинских изделий на общем рынке ЕАЭС.